iKaz.kz Қазақстандық ашық мәліметтер порталы

 

 

Суд биев в Казахстане во второй половине XIX века

Бұл мәлімет 190 рет қаралды

История суда и правосудия Казахстана насчитывает несколько веков. На эта­пе создания и развития казахского ханства и существования традиционного ка­захского общества суд и правосудие находились в руках биев. Его основные от­личительные черты — простота, доступность, народность, устность, гласность, оперативность, отсутствие коррупции позволяли ему существовать и развивать­ся на протяжении длительного времени вплоть до переломного момента во всей истории Казахстана, связанного с присоединением или колонизацией Казахста­на имперской Россией, а затем и советским режимом.

Значительные изменения в деятельности суда биев произошли во второй по­ловине XIX века в связи с начавшимся преобразованием в административно-правовом управлении Казахстана. «Конечный удар народному суду в Сибирских степях нанесен был законом 1854 года» — это цитата часто повторяется в исследованиях русских и казах­ских исследователей обычного права казахов Словоохотова, Зуева, Валиханова и других, что говорит о значительности данного этапа в истории казахстан­ского правосудия. На его основании, звание биев предоставлялось только султанам и аульным старшинам, служившим в должностях не менее 6 лет и вообще лицам, чем-либо Высочайше награжденным или отправлявшим ка­кие-либо правительством установляемые должности, и не иначе, как по выбо­рам обществ и с утверждения окружных приказов. После того, естественно, вся юрисдикция перешла во власть не народных судей, пользовавшихся особым до­верием казахов, а судей, выходивших из среды влиятельных лиц и чинов окруж­ных приказов.

Таким образом, до реформы 1867 — 1868 гг. в Степи сосуществуют две различ­ные судебные системы — новая власть в виде окружных приказов, где сосредоточиваются администрация, полиция и суд, и традиционная «Бийская система» без сложного делопроизводства, без бюрократических институтов, основанная на обычном праве, Казахи предпочтение отдавали своей традиционной систе­ме, так как его законоположения были основаны на опыте жизнедеятельности этноса.

Выработке Временных Положений 1867 — 1868 гг. предшествовала работа «Степной комиссии», созданной в целях приведения к «общему знаменателю» всех ранее существующих положений об управлении и судоустройстве во всех трех частях Казахстана. Надо отметить, что таких комиссий во второй половине XIX века было несколько, но наибольшую известность и наиболее заметных ре­зультатов достигла правительственная комиссия под руководством Ф.К. Гирса.

Для исследования на месте этих разнородных систем управления и суда и для составления, по возможности, общих начал устройства управления казахами, 5 июня 1865 г. была командирована в степь особая комиссия. В состав комиссии входили Ф.К. Гире, А.К. Гейне, К.К. Гутковский, А.П. Проценко, Н.И.Галдинский и другие.

Комиссия Гирса запроектировала для Казахстана три инстанции суда биев: первая — единоличный суд бив, вторая — волостной съезд биев и третья — чрезвычайный съезд биев. Главным итогом комиссии было утверждение ее проектов указами императо­ра в 1867 — 1868 годах, (в 1867 году были созданы Сырдарьинская и Семиреченская области, а в 1868 году — утверждено Временное Положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-сибирского генерал-губерна­торств), которые более известны под общим названием Временные Положения и действовали почти 30 лет.

Единоличный суд биев на основании § 192 «Временного положения» 1867 г. должен был решать «окончательно дела не свыше 100 рублей (5 лошадей или 50 баранов)». Волостной съезд биев составлялся из «выборных» биев-судей всех аулов во­лости, он назначался периодично, по мере надобности, уездным начальником. Этот съезд рассматривал дела стоимостью свыше 100 рублей, то есть те дела, которые входили за рамки юрисдикции единоличных биев-судей.

По § 197 «Временного положения» 1867 г. уточнялись пределы компетенции волостного суда биев. Так, они имели право решать дела на всякую сумму, но решение их было окончательным по делам на сумму до 1000 рублей. Ведению чрезвычайного суда биев подлежали дела, если истцы по тем или иным судеб­ным искам происходили из разных волостей нескольких уездов. Съезды чрезвы­чайных судов созывались по инициативе уездного начальника, об этом извеща­ли военного губернатора, который давал разрешение на их проведение.

Положениями 1867 — 68 гг. был установлен принцип выборности биев-судей. Они избирались сроком на три года и утверждались военным губернатором об­ласти. На основании § 185 «бием может быть выбран всякий, кто пользуется уважением и доверием народа, не опорочен по суду и имеет от роду не менее 25 лет. Выборная система для бийского суда была аналогична выборной системе «общественного самоуправления» казахов. Главным основанием для выбо­ров были значительное материальное состояние претендентов и благосклонное отношение к ним волостных управителей, уездного начальника и чиновников областной администрации. Поэтому «в судьи попадают не те, кто достоин, а тот, кто имеет возможность приобрести большую партию при посредстве подкупов, затем такие лица, заняв должность судьи, прежде всего стремятся вернуть свои издержки по выборам, при решении дела преследуют свои корыстные цели»1, отмечалось даже представителями колониальной администрации.

Наряду с биями-судьями к нему избирался также кандидат, который был претендентом, занявшим второе место по числу голосов на выборах. Единоличные аульные бии-судьи, которых по Положениям должно было быть в волости от 4 до 8, разрешали поступавшие дела на следующих основа­ниях; первое — на основании казахского обычного права, второе — он должен был разрешать и разбирать дела только по заявлению аульного старшины или по жалобам пострадавших лиц; подвергать суду казахов по своему усмотрению.

Единоличный бий-судья должен был разрешать: — денежные, имущественные, земельные и другие споры, когда сумма иска не превышала 100 рублей; — дела тех жителей аула, которые не исполняли требования аульного стар­шины или были виновны «в нарушении тишины и спокойствия»; — дела по кражам одного верблюда или вещей, денег, скота, стоимость кото­рого не превышает стоимости одного верблюда, если при этом вор не употребит насилие или угрозы оружием; — дела лиц, обвиняемых в буйстве, драках, нанесении побоев, если при этом нанесены легкие, не опасные для жизни ушибы и раны палкой, камнем или ку­лаком, но если при этом не употреблялось огнестрельное или холодное оружие; — дела лиц, обвиняемых в оскорблении или клевете; — дела по обвинению в обманах, мошенничестве на сумму до 100 рублей; — распри между супругами, но без права производить их окончательный раз­вод; — жалобы родителей на непослушание взрослых детей2.

За совершение вышеизложенных проступков и преступлений, аульный бий-судья имел право, помимо наказания, которое полагалось по казахскому обыч­ному праву, возложить на проигравшую сторону компенсацию расходов, поне­сенных выигравшей стороной. Кроме лиц казахской национальности у еудьи-бия могли судиться русские купцы-торговцы, если их иски были предъявлены к казаху. Если сумма иска не превышала 100 рублей и это судебное дело возникало между казахами разных аулов или волостей, то дело должен был «решать бий волости ответчика, указанный истцом; ответчик должен отвести двух из числа биев, указанных истцом, но должен подчиниться решению третьего».

Ответить

Ваш email нигде не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>